Размер шрифта
Интервал
Изображения

Логотип Института Омбудсмена (Акыйкатчы) Кыргызской Республики

Акыйкатчы (Омбудсмен) Кыргызской Республики
Парламентский контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Кыргызской Республике осуществляется Акыйкатчы (Омбудсменом)
 
 

Омбудсмен Кыргызской Республики Кубат Оторбаев обратился к Президенту С.Жээнбекову по уголовному делу К.Самакова. Ниже прилагается текст обращения. 

 

Президенту Кыргызской Республики

С.Ш.Жээнбекову

Председателю Верховного суда

Кыргызской Республики А.А.Токбаевой

Генеральному прокурору

Кыргызской Республики Ө.А.Жамшитову

 

Уважаемый Сооронбай Шарипович!

Уважаемая Айнаш Абдымановна!

Уважаемый Өткүрбек Асилбекович!

Одним из судебных процессов, привлекших к себе внимание общественности в последние годы, является дело в отношении бывшего депутата Жогорку Кенеша Карганбека Самакова. Октябрьский суд приговорил его к лишению свободы сроком на 10 лет по уголовному делу, в котором он был обвинен в том, что купив в окрестностях Бишкека 262 гектара земли у частных лиц, незаконно трансформировал их. Уголовное дело было возбуждено 14 мая 2015 года.

Сотрудники Института Омбудсмена присутствовали в судебных заседаниях по этому делу и проводили мониторинг (за последние два года сотрудники Аппарата Омбудсмена на основании соответствующих обращений граждан осуществили мониторинг на 2 955 судебных заседаниях). Затянувшееся на 3 года судебное разбирательство, показания свидетелей и материалы следствия, а также анализ судебных заседаний, на которых мы присутствовали, подтвердили невиновность Карганбека Самакова и необоснованность возбужденного в отношении него уголовного дела. Это подтвердилось множеством неопровержимых фактов.

Во-первых, в деле отсутствуют причиненный ущерб и пострадавшая сторона. Никто, включая государственные органы, не пострадал от действий К.Самакова или людей из его окружения и никто не обращался в отношении них в правоохранительные органы.

Во-вторых, не было оснований рассматривать саму трансформацию, как преступление. Поскольку земельные участки в Байтикском, Лебединовском и Кара-Жыгачском айыл окмоту были переведены из категории сельскохозяйственных угодий в категорию земель населенных пунктов на основании постановления Правительства Кыргызской Республики. Следует отметить, что в период с 19 июня 2001 года по 19 сентября 2015 года принято 180 постановлений о трансформации за подписями 15 премьер-министров и 2 исполняющих обязанности премьер-министров. Всего за указанные 14 лет из одной категории в другую было переведено 46 тысяч 706 гектаров земли. Однако следствие рассмотрело постановление только по тем землям, которые связаны с К.Самаковым и возбудило уголовное дело, несмотря на отсутствие состава преступления.

В-третьих, «проколы» и «пробелы» следствия, а также недостаток доказательств и их фальсификация. Даже не юристу известно, что в любом уголовном деле важнейшую роль играют доказательства (в том числе, вещественные) совершения подсудимым преступления.

Доказательства, представленные стороной обвинения в деле К.Самакова, недостаточны и вызывают сомнения, а иногда просто вызывают смех (например, фотография Самакова с Ж.Бакиевым и якобы переданный в то же момент миллион долларов).

В-четвертых, за время судебного процесса никто из допрошенных свидетелей не дал показаний о совершении К.Самаковым преступления или о незаконности его действий. В то же время, при допросах свидетелей в суде выяснилось, что со стороны следствия на них оказывалось давление и угрозы, а в протоколах их допросов записаны такие показания, которых они не давали.

В-пятых, в отношении некоторых подсудимых уголовное дело вообще не возбуждалось и они безо всяких на то оснований из свидетелей по делу превратились в обвиняемых. Также в качестве обвиняемых были привлечены к ответственности 4 давно умерших человека, в том числе покойный экс-руководитель администрации президента Медет Садыркулов, которые в версии обвинения играли роли наравне с живыми людьми.

В-шестых, несправедливое, однобокое ведение разбирательства судом и, как следствие, вынесение незаконного решения по делу.

Если разъяснить вышеперечисленное подробнее, то, во-первых, в деле отсутствует сторона, пострадавшая от действий К.Самакова или осужденных вместе с ним лиц. В обвинительном заключении также нет ни слова про ущерб, причиненный государству. Никто из граждан, продавших свои земельные участки, не высказал недовольства, так как за свои наделы все продавцы получили хорошую цену.

Следствие и гособвинение выдвинули по делу К.Самакова формальные обвинения о том, что: «(а) в змлеустроительных документах отсутствовал согласнованный генплан или технико-экономическое обоснование, (б) два члена республиканской комиссии по трансформации – Т.Тулеев и Ж.Мамбеталиева высказали свои замечания, (в) после трансформации не было выплачено возмещение потерь селхозпроизводства, (г) создана угроза продовольственной безопасности». Однако, ход следствия и суда не подтвердил указанных доводов.

Как известно, первую следственную группу во главе с Женишем Сеитовым создал тогдашний начальник Следственного управления Генеральной прокуратуры Кылычбек Арпачиев. В связи с тем, что следствие изначально намеревалось вымогать деньги у К.Самакова, оно началось в обвинительном ключе. Итог известен – К.Арпачиев был задержан с поличным при вымогательстве 200 тысяч долларов и сейчас находится в заключении. Ж.Сеитов уволился из прокуратуры по собственному желанию, а его следственная группа была отстранена от расследования этого дела.

Вторую следственную группу возглавил Мирбек Расулов. Эта группа изначально готовила провокацию против К.Самакова, чтобы оправдать К.Арпачиева и вызволить его из заключения. Что само по себе вызывает сомнения в объективности следствия.

Теперь относительно генплана, продовольственной безопасности и замечаний 2 членов республиканской комиссии. Постановление от 11 октября 2008 года №574 ничем не отличалось от 180 других постановлений о трансформации, которые как указано выше, были приняты в Кыргызстане в течение 14 лет. Например, при принятии постановления от 24 февраля 2007 года № 68 тогдашний председатель государственного комитета по строительству И.Кадырбеков письменно сообщил, что его ведомство не согласовывает проект трансформации. Несмотря на это, правительство во главе с тогдашним премьер-министром А.Исабековым, как коллегиальный орган, приняло данное постановление о трансформации большинством голосов.

Второй пример. К постановлению о трансформации от 13 октября 2008 года №576 приложено письмо руководителя отделом правового обеспечения и кадровой политики аппарата правительства М.Иминова о том, что нет согласованного генерального плана, но не смотря на это постановление было принято.

Третий пример – на постановление правительства от 18 мая 2009 года №297 у 3 членов республиканской комиссии – Т.Тулеева, Ж.Мамбеталиева, А.Давлеткельдиева были дополнительные предложения, но несмотря на это, данное постановление тоже было принято.

Итак, говоря обобщенно, генплан, замечания-предложения членов комиссии были обычными процедурными явлениями во многих принятых постановлениях правительства о трансформации.

Поэтому постановление, связанное с делом К.Самакова, проходило по обычной процедуре, согласовывалось и принималось в таких же рамках.

В процессе судебного следствия не потвердилось утверждение следствия о том, что «нанесен ущерб продовольственной безопасности страны».

Во-первых, следствие не показало, какой был причинен ущерб продовольственной безопасности, в форме продуктов, денег или чего-то другого.

Во-вторых, к делу приложены статистические данные Министерства сельского хозяйства о том, что с 2008 года в Кыргызстане не было продовольственного кризиса, а в 2009 году по сравнению с предыдущим годом урожай был больше.

Теперь перейдем к доказательствам по версии следствия. По словам обвинения К.Самаков совершил преступление вместе с К.Бакиевыми. Это необоснованно. Потому что постановление о трансформации было принято правительством. Во-вторых, следствие не установило, в какой мере К.Бакиев и Ж.Бакиев виновны в этом деле. Согласно Минской конвенции (статья 6), а также Уголовно-процессуальному кодексу Республики Беларусь (статья 494) в целях объективного расследования и установления фактов по делу, следователи имели полное право направить в соответствующие органы интересующие их вопросы, через них провести допрос Бакиевых. Однако этого не было сделано.

Во-вторых, в качестве главных доказательств по уголовному делу рассматривается снимок, где сфотографированы К.Самаков, Ж.Бакиев и дипломат (портфель). По словам подсудимого А.Таштанбекова, этот снимок является одной из более чем 600 фотографий, сделанных во время визита в Кыргызстан арабских инвесторов. Это фото специально выбрал Ж.Сеитов, чтобы связать К.Самакова с Ж.Бакиевым. В то же время, предположения следствия о том, что К.Самаков передал Ж.Бакиеву 1 миллион долларов в изображенном на фото дипломате, в суде не подтвердились. В судебном процессе было установлено, что в дипломат такого размера 1 миллион долларов не помещается.

Еще одним доказательством необъективности следствия и суда, несправедливости и незаконности выдвигаемых ими обвинений, является то, что они свои утверждения о передаче К.Самаковым денег Ж.Бакиеву, они обосновывают на показаниях Н.Асанова от 3 июля 2015 года, который сейчас находится в розыске. Однако суд не принял во внимание следующие обстоятельства. Во-первых, Н.Асанов участником расследуемых событий 2008 года, не являлся. Поскольку с Карганбеком Самаоквым и его сыном Кубанычбеком Самаковым он познакомился в 2013 году и об обстоятельствах произошедшей за 5 лет до этого трансформации ничего не знал и не видел. Во-вторых, Н.Асанов утверждал, что про К.Самакова и Ж.Бакиева он узнал от А.Таштанбекова, но сам А.Таштанбеков сообщил суду, что ничего подобного он Н.Асанову не говорил. В-третьих, во время допроса в суде выяснилось, что Н.Асанов должен семье К.Самакова крупную сумму денег и ополчился на них за то, что они ему этот долг не простили. Все эти обстоятельства судья почему-то не принял во внимание.

Еще одно предположение следствия опроверг в суде свидетель Т.Тулеев, согласно показаниям которого в суде «юридический отдел, изучив дело, пришел к выводу, что ущерба от трансформации земель не было, поскольку эти земли находятся в частной собственности».

Теперь остановимся на показаниях свидетелей и подсудимых по делу. На подсудимых Э.Койчуманова, У.Нурдинова, А.Таштанбекова на допросах во время предварительного следствия оказывалось давление, угрозы со стороны следователей.

Также на судебном заседании 30 августа 2016 года свидетель Чынгыз Керимкулов сообщил, что допрашивавший его следователь Ж.Сеитов сказал: «если не дашь нужные нам показания, я тебя арестую».

В материалах дела среди доказательства обвинения были указаны показания 7 жителей села Кара-Жыгач. Это Мухамед Басылбаев, Бакирдин Юсупов, Шерзад Асылбаев, Уланбек Джапаров, Айбек Чокоманов, Анара Абдракманова, Мария Узденова. Если судить по протоколам допросов этих свидетелей, то они давали показания на русском языке. Однако в судебном заседании выяснилось, что У.Джапаров и А.Абдракманова совсем не говорят по-русски. Свидетель Джапаров прямо сказал, что из текста, который ему дал на подпись следователь, он понял только половину, но подписал.

Еще одна информация относительно свидетелей. Сотрудники службы государственной охраны Р.Тавалдиев, М.Джамгырчиев, М.Курманалиев в суде дали показания, что они в здании СГО К.Самакова никогда не видели.

Еще один вопиющий факт. Дело в отношении Урмата Нурдинова, Эрниса Койчуманова, Аликбая Сариева, Абая Таштанбекова жана Кубанычбека Самакова, которые привлечены к ответственности вместе с Карганбеком Самаковым велось с нарушением Уголовно-процессуального кодекса. Потому что было 3 уголовных дела, которые возбуждены против К.Самакова и должностных лиц и потом объединены в одно дело. Эти 5 граждан проходили только в качестве свидетелей. Например, Аликбай Сариев к трансформации земель никакого отношения не имел, он за 3-4 года до этого работал помощником К.Самакова. Хотя все они не были должностными лицами, не смотря на это их осудили. Возбуждение против К.Самакова уголовного дела по статье 303 (коррупция) тоже неправильно, поскольку он в 2008 году, во время проведения трансформации не занимал никакой должности.

В завершение – относительно ведения суда. Сначала дело вел судья Ч.Адамкулов, но когда оставалось вынести приговор, его быстро заменили на судью Д.Назарова. По официальной версии – Ч.Адамкулов сильно заболел. Но, его здоровье, слава Богу, было в порядке, а заменили его на судью Д.Назарова, когда поняли, что Ч.Адамкулов хочет вынести справедливое решение.

Новый судья дело как следует не изучил, не исследовал. Его заключения и выводы не соответствуют земельному законодательству, событиям и обстоятельствам дела. Показания свидетелей использованы выборочно, в той части, которые были удобны судье, а остальные показания не приняты во внимание. Вопиющие факты, озвученные свидетелями, в приговоре суда не нашли отражения. Например, не были приняты во внимание показания И.Чудинова и И.Айдаралиева о том, что постановление 2008 года №574 было принято в соответствии со статьей 6 Положения о порядке перевода земель из одной категории в другую.

Между приговором, оглашенным судьей 19 декабря 2017 года и письменным приговором, который позднее был выдан сторонам на руки, разница как между небом и землей. Например, в письменный приговор «задним числом» добавлены показания 21 свидетеля, которые в оглашенном приговоре даже не упоминались. Другими словами, оглашенный приговор под чьим-то вмешательством и по чьему-то указанию полностью изменен и переписан заново. Этот является основанием для возбуждения уголовного дела по факту подделки документа.

Уважаемый Сооронбай Шарипович,

Ваши слова о коррумпированности, несправедливости судей, высказанные на заседании Совета по судебной реформе, нашли горячий отклик и поддержку среди юристов, адвокатов, правозащитников и самих судей. Ваше выступление вызвали благородную надежду, что лед тронулся и сломанные в судах судьбы будут восстановлены.

На основании вышеизложенного, руководствуясь указанными выше фактами следует отметить, что в возбужденном в отношении Карганбека Самакова деле отсутствуют состава преступления, или какой-либо вины.

Сторонники К.Самакова и он сам несколько раз отмечали, что за этим делом стоял бывший заведующий отделом аппарата президента М.Арабаев, который был заинтересован любыми путями добиться осуждения К.Самакова. Как можно говорит о законности, о правах человека, объективности и справедливости, когда вышестоящие чиновники прямо дают указание о том, какого характера решение надо принимать?

На основании вышеизложенного отмечаю, что поскольку уголовное дело, возбужденное в отношении Карганбека Самакова, является необоснованным, расследовалось однобоко, в обвинительном ключе, а суд первой инстанции не установил истину по обстоятельствам и по существу, постольку в проходящем сейчас судебном процессе в апелляционной инстанции, он должен быть полностью оправдан.

Вместе с К.Самановым справедливость, законность должна быть восстановлена и в отношении Кубанычбека Самакова, Урмата Нурдинова, Эрниса Койчуманова, Аликбая Сариева, Абая Таштанбекова, которые также должны оправданы окончательно.

С уважением,

Акыйкатчы (Омбудсмен) Кыргызской Республики                         Кубат Оторбаев