Размер шрифта
Интервал
Изображения

Логотип Института Омбудсмена (Акыйкатчы) Кыргызской Республики

Акыйкатчы (Омбудсмен) Кыргызской Республики
Парламентский контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Кыргызской Республике осуществляется Акыйкатчы (Омбудсменом)
 
 

ПРОЕКТ

 

Специальный доклад Омбудсмена (Акыйкатчы) Кыргызской Республики

«Право граждан на доступ к чистой питьевой воде и санитарии»

 

Вода и жизнь – неотъемлемые понятия, поскольку только там, где есть вода, есть жизнь.

Все человечество должно осознавать, что вода является ограниченным природным ресурсом. Воду ничем невозможно заменить, наша жизнь, все наше существование зависит от неё. Вследствие этого возможность доступа к воде – это неотъемлемое право человека.

Богатство водных ресурсов Кыргызстана неоспоримо. Однако жители многих населенных пунктов не имеют достаточного доступа к питьевой воде. Даже в Бишкеке, где относительно на хорошем уровне покрываются эти нужды населения, существуют районы новостроек, где нет доступа к питьевой воде.

Данный Специальный доклад направлен на защиту прав граждан, которые не имеют доступа к чистой питьевой воде. Доклад подготовился в целях привлечения внимания государственных органов к наболевшим проблемам, и самое главное – чтобы эти проблемы системно, последовательно решались.

Акыйкатчы (Омбудсмен)

Кыргызской Республики                                        Оторбаев К.Т.

 

 

Содержание

1. Введение

1.1 Актуальность проблемы

1.2 Обзор опубликованных материалов

1.3 Методология исследования

1.4 Международные обязательства

1.5 Законодательство Кыргызской Республики регулирующее отношения в сфере водопользования

2. Проблемы реализации права на доступ к чистой питьевой воде и санитарии

2.1 Доступ к чистой питьевой воде по областям

2.2 Доступ к санитарии

2.3. Тарифы

3. Выводы

4. Рекомендации

Список сокращений

 

  1. Введение

 

Актуальность проблемы

В Кыргызстане в настоящее время около 1 млн. человек имеют проблемы с доступом к чистой питьевой воде[1]. И это при том, что Кыргызстан – одна из богатейших на водные ресурсы стран постсоветской Центральной Азии.

В большинстве селений нашей страны водопроводные сети были построены еще в советское время, но сейчас они пришли уже практически в полную негодность.

Несмотря на то, что на всех уровнях власти предпринимаются различные попытки разрешения проблем по обеспечению населения безопасной питьевой водой, такие как, например, принятие Стратегии развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года[2], Правительством Кыргызстана не выделяются достаточные финансовые средства для решения вопросов водоснабжения населения безопасной питьевой водой.

Существующие контрасты в социально-экономическом развитии районов создают благоприятные условия для роста социальной напряженности и конфликтов, и влияют на общую безопасность страны. В то же время, прогресс в решении проблем водоснабжения за годы их существования незначителен. Многие вопросы, включая наличие базовой инфраструктуры, остаются актуальными и по сей день, несмотря на их систематическое освещение в средствах массовой информации, публикациях неправительственных организаций и ежегодных докладах Акыйкатчы (Омбудсмена) за 2014 и 2015 годы.

Решение указанных проблем необходимо для выполнения обязательства государства по обеспечению права каждого кыргызстанца на достаточный жизненный уровень согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП).[3]

В ноябре 2002 года Комитет по экономическим, социальным и культурным правам Организации Объединенных Наций подтвердил, что доступ к достаточным количествам чистой воды для личных и бытовых нужд является одним из основополагающих общечеловеческих прав каждого человека. В своем замечании общего порядка №15 об осуществлении статей 11 и 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах Комитет отметил, что «право человека на воду является обязательным условием для жизни в условиях соблюдения человеческого достоинства. Это право является непременным условием для осуществления других прав человека».

Данный специальный доклад Омбудсмена (Акыйкатчы) Кыргызской Республики[4] подготовлен с целью оказания содействия в решении этих проблем и определения приоритетных направлений деятельности государственных и муниципальных органов, что должно положительно отразиться на улучшении положения с водоснабжением и санитарией в Кыргызстане.

В докладе представлены: анализ национального законодательства, относящегося к вопросам обеспечения права на чистую питьевую воду, а также данные, полученные в ходе полевого исследования и в результате проведенного инспектирования.

Настоящий доклад состоит из трех частей.

В первом разделе содержится вводная информация, включающая в себя: обзор методологии, использованной для сбора информации; обзор ранее опубликованных материалов по ситуации с водоснабжением; освещение общего контекста проблемы; рамки анализа проблемы на основе международных стандартов и обязательств, признанных Кыргызской Республикой в области социальных, экономических и культурных прав, рекомендаций договорных органов ООН[5] и Совета ООН по правам человека и возможностей получения международной консультативной помощи для решения существующих проблем.

Второй раздел представляет анализ данных, полученных как от государственных органов, так и в ходе полевого исследования. Также во вторую часть специального доклада вошел анализ законодательства Кыргызской Республики на предмет эффективности установленных норм и существующих пробелов законодательства относительно указанного права.

В заключении представлен ряд рекомендаций, позволяющих определить приоритеты для разработки стратегий по решению проблем водоснабжения и санитарии, а также устранить пробелы в законодательстве Кыргызстана, касающегося обеспечения гарантий права на чистую питьевую воду и смежных с ним прав.

Обзор опубликованных материалов

Проблемы в обеспечении и соблюдении прав граждан на безопасную питьевую воду и санитарию уже неоднократно затрагивались в публикациях СМИ, неправительственных организаций и научных институтов. При этом многие вопросы освещались в течение длительного периода времени.

Институт Омбудсмена изучил существующие материалы до начала исследования с целью исключения существенного дублирования уже представленной в публичном пространстве информации, а также для того, чтобы обозначить те проблемы, которые не вошли в настоящий специальный доклад, но могут иметь значение для разработки стратегий по улучшению ситуации с водоснабжением в КР.

В целом, уже имеющиеся материалы можно условно классифицировать следующим образом:

  • Публикации СМИ о проблемах с водоснабжением, предпринимаемых мерах, работе НПО в этой области;
  • Стратегические планы и программы, разработанные неправительственными организациями для развития систем водоснабжения и создания групп самопомощи среди жителей;
  • Публикации и материалы мониторингов и исследований НПО и научных институтов по отдельным аспектам прав граждан на безопасную питьевую воду;
  • Альтернативные доклады в договорные органы ООН, которые, наряду с иными проблемами, затрагивают вопросы, актуальные для населения.

Методология исследования

Для подготовки данного специального доклада была определена методология, включающая в себя сбор первичных данных:

  • Проведение соответствующего опроса среди населения страны в ходе целевых поездок сотрудников Института Омбудсмена;
  • Сбор и анализ данных, полученных в процессе консультаций с жителями г. Бишкек и регионов республики, и специалистами НПО, работающими в сфере водоснабжения;
  • Сбор и анализ данных по наблюдениям, проведенным в ходе поездок сотрудников Института Омбудсмена по республике.

Кроме того, был проведен сбор и анализ вторичных данных – ранее опубликованных исследовательских отчетов НПО, ведомственных отчетов и аналитических материалов, и ответов государственных органов на запросы Акыйкатчы (Омбудсмена) Кыргызской Республики относительно мер, предпринимаемых для решения проблем водоснабжения и санитарии.

Рамки анализа, определенные для данного исследования, установлены на основе международных стандартов в области экономических, социальных и культурных прав, и ориентированы на составляющие элементы права каждого на достаточный жизненный уровень, реализация которого невозможна без обеспечения базовых условий и услуг. Нормы национального законодательства были проанализированы на предмет эффективной защиты указанного права.

Международные обязательства

Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства, а также для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества, в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства.[6]

В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах не говориться напрямую о праве на воду. Право на воду является частью права на достаточный жизненный уровень, а также права на достаточное питание, и неразрывно связано с правом на здоровье. В ноябре 2002 года Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам отметил, что «право человека на воду является обязательным условием для жизни в условиях соблюдения человеческого достоинства. Это право является непременным условием для осуществления других прав человека».

Кыргызстан, как участник Международного пакта об экономических, социальных и культурных прав, признает право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни, а также обязано принимать надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права (п. 1 ст. 11).

Слово «включающий» свидетельствует о том что, данный перечень прав не является исчерпывающим. Право на воду однозначно попадает в категорию гарантий, необходимых для обеспечения достаточного жизненного уровня, в частности, в связи с тем, что оно является одним из наиболее базовых условий выживания. Безопасные ресурсы питьевой воды и санитарные услуги необходимы для жизнеобеспечения и поддержания здоровья; они имеют основополагающее значение для достоинства всех людей.

Для поиска путей выхода из этого кризиса международное сообщество все больше осознает, что доступ к безопасной питьевой воде и санитарным услугам должен рассматриваться в контексте прав человека. О таком доступе прямо говорится, в частности, в Конвенции о правах ребенка, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации против женщин и в Конвенции о правах инвалидов.

Законодательство Кыргызской Республики регулирующее отношения в сфере водопользования

В Конституции Кыргызской Республики и в Гражданском кодексе Кыргызской Республики вообще отсутствуют нормы, регулирующие ресурсоснабжение, включая воду.

Согласно статистическим данным, приведенным в государственной программе развития питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики на 2014-2024 годы (далее-Программа)[7], на строительство и реабилитацию водопроводов в 425 селах республики должно было быть направлено почти 6,9 млрд. сомов, а на строительство системы водоотвода в 27 районных центрах – 1,6 млрд. сомов.

Данная программа должна была стать первым документом в истории суверенного Кыргызстана, ориентированного на решение проблемы обеспечения населения чистой питьевой водой. Однако она была отменена и утратила силу согласно Постановления Правительства КР №75 от 17 февраля 2016 года. В дальнейшем была разработана Стратегия развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года, в которой общий объем финансирования составляет 24 млрд. 745 млн. 244 тыс. сомов.

Следует отметить, что за последние десять лет международные доноры на реабилитацию системы водоснабжения в Кыргызстане уже вложили немалые средства, но проблемы по-прежнему остаются нерешенными. По крайней мере, в достаточной степени.

По предоставленной Генеральной прокуратурой КР информации, с момента реализации проекта «Таза-Суу» органами прокуратуры был проведен ряд проверок, по результатам которых вынесено 3 протеста, внесено 21 представление, 10 предписаний об устранении нарушений нормативного правового акта, 10 предостережений о недопустимости нарушений закона. Кроме того, по факту нецелевого использования денежных средств, возбуждено 26 уголовных дел, из них 19 по окончании следствия направлено в суд, по которым судами вынесены соответствующие судебные акты.

Также в ходе следствия, в силу установленных уголовным законодательством обстоятельств, прекращено 4 уголовных дела (из них 2 – по нереабилитирующим, 2 – по реабилитирующим основаниям), приостановлено – 2 (из них 1 – судом, 1 – следствием) и в настоящее время расследуется одно уголовное дело. Сумма ущерба по уголовным делам, возмещенного в доход государства, составила – 6 372 251 сомов.[8]

Помимо этого, согласно информации Счетной палаты КР[9], большие суммы бюджетных средств были использованы неэффективно, в связи с чем построенные или реконструированные системы водоснабжения выходят из строя, что служит причиной для увеличения со стороны водопользователей количества жалоб и нареканий, адресованных в различные инстанции.

Так, по подпроекту Белькайрагач Ошской области, где сумма для освоения составляла более 13,1 млн. сомов и из средств АБР были выплачены 11,5 млн. сомов, было принято решение о приостановлении строительства водовода. Причиной явилось то, что для полного завершения водовода необходимо было произвести укладку труб за счет 15% трудового участия населения на 2,2 млн. сомов, которые СООППВ (Сельское общественное объединение потребителей питьевой воды) не имело возможности обеспечить.

Кроме того часть трассы водовода пролегала в очень сложных геологических и рельефных условиях, где в осенне-зимний период вообще отсутствует доступ к обслуживанию.

Таким образом, даже при полном завершении строительства данного водовода будут возникать проблемы, связанные с его неполноценной эксплуатацией.

Помимо этого, при выборе головного водозабора не были учтены сезонные колебания уровня воды в реке и изменения русла реки. В связи с чем, необходимо было бы перенести водозаборные сооружения на более высокую отметку (2-3 км выше), на что потребовались бы дополнительные средства в размере 2-3 млн. сомов. Поэтому было принято решение о нецелесообразности дальнейшего строительства водовода и замены источника водоснабжения на скважинный вариант внутри с. Бель-Кайрагач.

Без детальных и тщательных изучений и обследований принимались решения по строительству отдельных подпроектов, результаты которых привели, в конечном итоге, к неэффективному использованию кредитных средств, сумма которых составила 11,5 млн. сомов.[10]

Также из информации, предоставленной со стороны Счетной палаты КР, можно сделать вывод, что имелись факты, когда проектные решения принимались без соответствующих технических изысканий и обоснований, что также приводило к негативным последствиям.

Масштабный проект «Таза суу» («Чистая вода») призван был обеспечить питьевой водой сотни сел по всему Кыргызстану на кредиты и гранты иностранных доноров. Но в 2013 году его работа была приостановлена, одна из основных организаций-доноров – Азиатский банк развития (АБР) заморозил финансовую помощь.

«Основной причиной приостановления финансирования явилось заключение Офиса добросовестности и борьбы с коррупцией АБР о серьезных нарушениях в процессе закупок, проблемах несоответствия качества строительных работ и оборудования требуемым критериям, а также финансового управления проекта», – сообщалось прессе в Азиатском банке развития.

Следует отметить, что намеченные Проектом цели в полной мере не были достигнуты. В 2005 году АБР принял решение сократить масштабы проекта, что существенным образом повлияло на содержание проекта. Так в результате данного сокращения из сферы деятельности были исключены следующие подкомпоненты:

– городское водоснабжение;

– реабилитация городской системы канализации и санитарии;

– защита сельских систем водоснабжения и паводков;

– местные дороги и санитарные сооружения;

В результате, в Проекте остались лишь подкомпоненты по сельскому водоснабжению и санитарии. В последующем, строительство объектов санитарии из-за недостаточности финансовых ресурсов было профинансировано за счет средств сообществ.[11]

Одним из условий предоставления международных займов было обязательное 5% софинансирование самими жителями.

Необходимо отметить, что из-за коррупции в ходе реализации проектов и по другим причинам многие села, собравшие эти деньги, не попали в программу реабилитации сельских систем водоснабжения.

Из интервью сотруднику Института Омбудсмена жителя с. Беш-Кунгей, Чуйской области М.М.: «Нами неоднократно собирались разные суммы на реабилитацию водоотведения в нашем селе. Но деньги утрачены, а люди по сегодняшний день живут без воды. Никто толком не может сказать, где эти деньги, на чьих счетах, и кто понесет за это ответственность».

К моменту завершения проекта фактически были профинансированы только 118 систем сельского водоснабжения, обслуживающие 478,2 тыс. человек в 302 селах, вместо намеченных на этапе оценки 240 систем, обслуживающих 1,2 млн. населения в 730 селах.[12]

В законах Кыргызской Республики «О питьевой воде», принятом еще в феврале 1999 года, и «О местном самоуправлении и местной государственной администрации», принятом в декабре 2001 года, говорится, что обеспечение населения питьевой водой возложено на местные органы власти. А на уровне республики, в настоящее время, Департамент развития питьевого водоснабжения и водоотведения при Государственном агентстве архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики (далее – Департамент) осуществляет свою деятельность в области развития централизованного питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов.

2. Проблемы реализации права на доступ к чистой питьевой воде и санитарии

По данным Национального статистического комитета КР, на территории нашей страны числится 1891 населенный пункт, в том числе 1805 поселений, которые официально имеют статус села. Из них 1272 сел не имеют достаточного доступа к централизованной водопроводной системе, из-за чего жители в них потребляет воду из открытых источников, 267 сел имеют водопроводы, построенные до 60-х годов прошлого века, в 397 селах водопроводов нет вообще.

Конституция Кыргызской Республики закрепляет право на благоприятную для жизни и здоровья экологическую среду (ст. 48 ч. 1).

Основными принципами питьевого водоснабжения[13] являются:

  • государственные гарантии первоочередного обеспечения питьевой водой граждан в целях удовлетворения их жизненных потребностей и охраны здоровья;
  • государственный контроль и регулирование вопросов питьевого водоснабжения, подотчетность организаций, ответственных за питьевое водоснабжение, органам исполнительной власти и местного самоуправления, а также органам государственного надзора и контроля, органам по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям в пределах их компетенции;
  • обеспечение безопасности, надежности и управляемости систем питьевого водоснабжения с учетом их технологических особенностей и выбора источника водоснабжения на основе единых стандартов и нормативов, действующих на территории КР;
  • приоритетное использование для питьевого водоснабжения подземных источников;
  • учет и платность питьевого водоснабжения;
  • государственная поддержка производства и поставок оборудования, материалов для питьевого водоснабжения, а также химических веществ для очистки и обеззараживания воды;
  • отнесение систем питьевого водоснабжения к важным объектам жизнеобеспечения.

Большое значение имеет удовлетворение потребностей населения в питьевой воде в местах его проживания через централизованные или нецентрализованные системы питьевого водоснабжения.

Из-за повышенного загрязнения водоисточников традиционно применяемые технологии обработки воды в большинстве случаев недостаточно эффективны. На эффективность водоподготовки отрицательно влияет дефицит реагентов и низкий уровень оснащенности водопроводных станций, автоматикой и приборами контроля. Положение усугубляется тем, что внутренние поверхности трубопроводов поражены коррозией, покрыты ржавчиной, следовательно, при транспортировке качество воды дополнительно ухудшается.

Государственный контроль и надзор в области питьевого водоснабжения проводится органами и учреждениями государственной и санитарно-эпидемиологической службы во взаимодействии с органами управления использования и охраны водного фонда. Учет количества потребляемой воды из централизованных систем питьевого водоснабжения осуществляется органами жилищно-коммунального хозяйства.

Развитие питьевого водоснабжения является неотъемлемой частью плана социально-экономического развития территорий. Проектирование, строительство и реконструкция централизованных и нецентрализованных систем питьевого водоснабжения осуществляется с расчетными показателями генеральных планов развития территорий, строительными нормами и правилами, государственными стандартами, санитарными правилами и нормами. При этом в обязательном порядке учитываются требования обеспечения надежности указанных систем при воздействии на них дестабилизирующих факторов природного (оползни, подтопления, истощение водоносного горизонта и др.) и техногенного происхождения.

В сельской местности около 40% населения не обеспечено чистой питьевой водой на должном уровне. Особенно проблемным остается состояние объектов централизованного водоотведения.

Из-за деградации существующей инфраструктуры в отдаленных городах и районных центрах доступ к системам водоотведения ежегодно сокращается на 1,5-2%.[14]

Как уже говорилось выше, в большинстве селений водопроводные сети были построены в советское время, но сейчас они уже пришли практически в полную негодность.

В настоящее время 40% населения страны не имеет достаточного доступа к чистой питьевой воде, то есть используют воду для питья из арыков, рек, каналов, родников, а также пользуются привозной водой.[15] В государственном бюджете не хватает собственных средств, которые можно было бы направить на развитие водной инфраструктуры.

В сфере обеспечения населения безопасной питьевой водой остается множество нерешенных проблем:

  • Водопроводная система страны, в целом, технически и морально устарела, качество питьевой воды не соответствует стандартам;
  • Только 21% населения Кыргызстана обеспечено центральной системой канализации. В отдельных городах действующие системы водоотведения требуют капитального ремонта или обновления. В селах только в 3% зданий есть системы водоотведения. Это школы и медицинские центры;[16]
  • Для обеспечения водой используются 1394 источников водоснабжения, из которых 159 (11%) являются поверхностными источниками. По республике 1133 водопроводов. Из них 348 (30,7%) не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам, из которых на 153 (45%) водопроводах не соблюдается зона санитарной охраны, на 188 (53%) не функционируют или отсутствуют обеззараживающие установки и на 28 (8%) отсутствует необходимый комплекс очистных сооружений.
  • Техническое состояние водораспределительных сетей из года в год остается неудовлетворительным. Данная ситуация является причиной как микробного, так и химического загрязнения водопроводной воды.
  • В последние годы число людей, занятых в сфере водоснабжения и очистных сооружений сильно сократилось. Это объясняется отсутствием интереса со стороны новых выпускников к работе в этом секторе экономики, отсутствием средств для найма и удержания квалифицированного персонала, особенно – в государственном секторе, а также старением рабочей силы. В дополнение к этому, сектор водоснабжения сталкивается с трудностями в привлечении квалифицированных кадров, готовых жить и работать в сельской местности, а также низкой престижностью работы в канализационном хозяйстве в целом.

2.1 Доступ к чистой питьевой воде по областям

В Нарынской области 135 сел. Из них жители 22 сел не обеспечены чистой питьевой водой. Кроме этого еще в 22 селах требуется проведение ремонтных работ.[17]

Сотрудники Института Омбудсмена посетили 3 села Нарынской области – Алыш (94 семейства), Кеңеш (125 семейств), Доболу 514 семей. В указанных селах в 2005 году старые советские трубы были заменены благодаря реализации проекта «Таза-Суу». Однако трубы оказались не качественными и с малым диаметром. Более того, при дальнейшей эксплуатации выяснилось, что в некоторых местах трубы поставили старые и просто освежили их краской. Об этом сообщили сами местные жители и начальник местного водоканала Жалый Абдыканов.

В Таласской области 91 село и 1 город. В чистой питьевой воде нуждаются 36 сел. Из них: Таласский район – 15 сел, Бакай-Атинский район – 5 сел, Кара-Бууринский район – 8 сел, Манасский район – 8 сел.[18]

В Иссык-Кульской области 176 сел. Из них жители 17 сел не обеспечены чистой питьевой водой. Кроме этого, в 84 селах питьевая вода не соответствует требованиям.[19]

В ходе мониторинга было установлено, что в г. Каракол в водоочистительных сооружениях ведется лишь механическая очистка, а станции биологической очистки не работают более 10 лет. За несоблюдение норм санитарии на директора КП «Водоканал» С. Омурканова наложен штраф в размере 10 000 сомов.

В селе Булан-Соготу проблема воды остается открытой. Жители села потребляет воду через водорезервуар пансионата «Аврора», однако в летний период подача воды сокращается из-за увеличения потребления воды со стороны пансионата «Аврора», что существенно усложняет условия жизни населения. Также в селе Семеновка Иссык-Кульского района имеется проблема в доступе к воде. По словам жителей села, каждый день в 18.00 отключают воду и включают только в 8-9 утра. В связи с чем, они вынуждены набирать воду в специальные баки.

Жители села Ырдык Джети-Огузского района проживают без чистой питьевой воды. Население – около 700 семей. Вода практически отсутствует, все употребляют воду из арыков, что значительно влияет на ухудшение здоровья местного населения. По словам жителей этого села, местные власти не уделяют должного внимания данной проблеме.

Проблема воды также имеется в селе Кызыл-Суу Джети-Огузского района. Вода из колодцев и из крана течёт мутная, непригодная для питья, особенно после осадков. Жителям приходиться самостоятельно ее очищать.

Проблема также состоит в том, что напор воды очень слабый, и в летний период она периодически отсутствует. Жители вынуждены набирать воду в бочки для хранения. Они также жалуются на местное управление в том, что не предпринимается никаких мер для решения данной проблемы.

В Баткенской области 191 село, из которых 85 (45%) не имеют доступа к чистой питьевой воде[20]. Из них: Баткенский район – 19, Кадамжайский район – 56, Лейлекский район – 9, город Кызыл-Кыя.

Кроме этого, в результате природных катаклизмов (сход селевых потоков) еще в 16 селах требуется проведение капитального ремонта.

В ходе личной поездки Омбудсмена Оторбаева К.Т. жителями Баткенской области были озвучены ряд проблем, связанных с водоснабжением.

К примеру, в Баткене весной и летом, по несколько дней подача питьевой воды неоднократно прекращается, так как селевые потоки постоянно загрязняют городское водохранилище, и жители, вплоть до государственных учреждений, набирают воду в различные ёмкости, которые не отвечают нормам санитарии. Более того, воду отключают даже во время дождя, так как не работают очистительные сооружения и в краны поступает грязная вода, а посуду приходится мыть в арычной воде. Все это является причиной развития и распространения в области многих инфекционных и кишечных заболеваний, что несет серьезную угрозу жизни людей данного региона и генофонда нации в целом.

В районе Торт-Гул в с. Чон-Талаа Баткенской области подача воды жителям села идет с частыми перебоями, иногда воды нет по 4 дня в неделю, колонки давно пришли в негодность.

В ходе беседы с жителями было установлено, что воду подают на три-четыре часа в сутки, которую каждый житель хранит в специальных бочках. Населению приходиться ходить далеко за источником воды.

Также в Торт-Гул нет государственного водозабора, водоснабжение обеспечивает частное лицо, вследствие чего «политика» подачи питьевой воды и тарифы на неё государством никак не регулируются.

В Джалал-Абадской области – в Тогуз-Тороуском районе – 17%, в Аксыйском – 30,8%, в Ала-Букинском – 36,5%, г. Майли-Суу – 63%, в Джалал-Абадской области центральные системы водоснабжения и канализации находятся в запущенном состоянии или просто отсутствуют, вследствие чего от 70% до 86% случаев заболевания брюшным тифом зарегистрировано в городе Майлуу-Суу и Ноокенском районе.

В Ошской области 250 населенных пунктов. Из них 227, с населением 464 тыс. человек не имеют доступа к чистой питьевой воде[21].

В Араванском районе обеспечены чистой водой 85% населения, однако с. Керки-Дон с населением 800 чел., не имеет доступа к чистой питьевой воде.

В Кара-Сууйском районе обеспечено чистой питьевой водой 88,4% населения, острая проблема присутствует в с. Социализм, несмотря на то, что в 2015 году там были установлены новые системы водоснабжения, питьевая вода отсутствует из за того, что в трубах имеются дыры и вся вода просачивается сквозь них.

В Узгенском районе обеспечены чистой водой 80% населения, в с. Бостон для обеспечения чистой питьевой водой была пробурена скважина, однако из-за неуплаты населением налогов за воду, вода была отключена, вследствие чего люди ходят за водой за три километра от села, при этом вода не соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам, что способствует развитию инфекционных заболеваний.

В Кара-Кулжинском районе из 49 сел чистой питьевой водой обеспечены 30 сел, в Чон-Алайском районе 23,5% сел обеспечены чистой водой.

Остро проблема стоит в районе Кирпичном и в мкр-н. Южный г. Ош Ошской области, в данных районах подача воды почасовая либо суточная (один день есть, два-три дня нет).

В Чуйской области обеспеченность чистой питьевой водой составляет 21%. Из 333 сел в чистой питьевой воде остро нуждаются жители 51 села.

Таким образом, приведенная выше информация свидетельствует о том, что на некоторых территориях Кыргызской Республики сложилась неблагоприятная обстановка в части снабжения населения питьевой водой.

Водоснабжение для каждого человека должно быть достаточным и непрерывным. По данным исследования, проведенного Агентством развития и инвестирования сообществ в Кыргызской Республике, 27% сельского населения получает воду круглосуточно, 37% имеет доступ к чистой питьевой воде 12 или более часов сутки, а 36% – менее 12 часов в сутки, в некоторых случаях, не каждый день.

Набор воды в удаленных точках водосбора также связан с серьезными последствиями для здоровья, особенно для женщин и детей. Переноска воды является тяжелой физической нагрузкой для них и отнимает много времени.

Есть еще один очень важный момент – условия для мытья рук для детей. При отсутствии воды это тяжело. Тогда как именно по причине отсутствия условий для мытья рук многие дети страдают от диареи, даже с летальным исходом.

Существует проблема неудовлетворительного водоснабжения жилмассивов, расположенных вокруг г. Бишкек, которая усугубляется еще и отсутствием ирригационных сетей. После проведения различных встреч с жителями жилмассивов и новостроек г. Бишкек, сотрудники Аппарата Акыйкатчы (Омбудсмена) КР пришли к выводу, что вопрос обеспечения безопасной питьевой водой решается соответствующими государственными органами власти и органами МСУ не на должном уровне.

К примеру, в адрес Омбудсмена КР с коллективными жалобами на отсутствие питьевой воды обратились жители жилмассивов Арча-Бешик и Ак-Ордо.

Согласно данным мэрии г. Бишкек, из-за низкого напора в системе отсутствует питьевая вода. Местным жителям организован подвоз воды.

Одной из причин отсутствия напора воды является полив населением своих приусадебных участков именно питьевой водой.

На отсутствие питьевой воды влияют частные и коммерческие объекты, с большим расходом воды: автомойки, бани, частные детские сады, кафе и др.

Рабочими группами, созданными в мэрии г. Бишкек, отключены 26 вышеназванных объектов, проводятся подворовые обходы с предупреждением населения о запрете полива приусадебных участков.[22]

Не полностью решены и проблемы обеспечения безопасной питьевой водой школьников. По данным Министерства здравоохранения КР, в 63 школах республики нарушены санитарные правила и учебный процесс, занятия организованы в три смены. Остается нерешенным вопрос создания условий для соблюдения правил личной гигиены школьников, в 12 школах г. Бишкек дети вынуждены пользоваться уличным туалетом. А также многим детям приходится приносить воду в школу или покупать ее на месте.

Есть проблемы с обеспечением безопасной питьевой водой в отдельных школах Ошской и Баткенской областей. Вследствие этого, в некоторых сельских населенных пунктах зафиксировано от 61% до 79% случаев заболевания детей энтеробиозом, аскаридозом, лямблиозом и гименолепидозом, передаваемых через питьевую воду (согласно данным Департамента профилактики здоровья и экспертизы).

Отметим, что в «Стратегии развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года» (далее – Стратегия) также затронута тема санитарии. В частности, сказано, что ежегодно борьба с заболеваниями, передаваемыми через питьевую воду, обходится стране в сумму, превышающую 4,8 миллиарда сомов, при этом каждый год регистрируется около 30 тыс. острых кишечных инфекций, а на долю болезней, относящихся к паразитарным, приходится 24% всех случаев.[23]

Данная Стратегия разработана в рамках поддержки Всемирного банка, в целях реализации целей развития тысячелетия, исполнения Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, утвержденной Указом Президента Кыргызской Республики «О Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы» от 21 января 2013 года №11, а также Программы по переходу Кыргызской Республики к устойчивому развитию на 2013-2017 годы[24].

Стратегия определяет основные направления и мероприятия по развитию систем питьевого водоснабжения и водоотведения, а также меры, необходимые для проведения анализа и мониторинга. Также она направлена на улучшение качества предоставляемых услуг по водоснабжению и водоотведению, решение главных проблем, определение перспективных направлений, задач и функций заинтересованных министерств, административных ведомств и органов местного самоуправления.

Ориентировочный объем инвестиций, требуемых для повышения уровня состояния водоснабжения и водоотведения, по оценке независимых внешних и национальных экспертов, составляет более 26 млрд. 420 млн. сомов.

В период до 2026 года, в соответствии с настоящей Стратегией, предусматривается выполнить работы по строительству и реабилитации систем водоснабжения в 425 селах республики на сумму 8 млрд. 882 млн. сомов, а также систем водоотведения в 27 районных центрах на сумму 4 млрд. 048 млн. сомов.[25]

Финансирование Стратегии, согласно плану мероприятий, осуществляется за счет средств республиканского бюджета, внешних инвестиций Азиатского банка развития, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Государственного секретариата по экономическим отношениям Швейцарской Конфедерации (SECO), Европейского инвестиционного банка, Исламского банка развития, ПРООН, ЮНИСЕФ и иных источников, не противоречащих законодательству Кыргызской Республики.

В свою очередь, это потребует финансовых средств, увеличения мощностей для подготовки и предоставления готовых к финансированию проектов, повышения потенциала и статуса работников Департамента развития питьевого водоснабжения и водоотведения при Государственном агентстве архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики.

2.2 Санитария

Государство обязано обеспечить доступ всего своего населения к достаточному количеству безопасной питьевой воды для личных и бытовых нужд, которые определяются как: вода для питья, личной санитарии и гигиены, стирки одежды, приготовления пищи. Эти обязанности также требуют от государства обеспечения доступа к достаточным санитарным услугам, недостаточность которых также отражается на качестве воды и ставит под угрозу само право на воду. Необходимо понимать, что без обеспечения доступа к достаточным и безопасным санитарным услугам невозможно обеспечит охрану здоровья населения и окружающей среды.

Для обеспечения водой используются 1394 источников водоснабжения, из которых 159 (11%) являются поверхностными источниками. По республике 1133 водопроводов. Из них 348 (30,7%) не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам, из которых на 153 (45%) не соблюдается зона санитарной охраны, на 188 (53%) не функционируют или отсутствуют обеззараживающие установки и на 28 (8%) отсутствует необходимый комплекс очистных сооружений.

Техническое состояние водораспределительных сетей из года в год остается неудовлетворительным. Данная ситуация является причиной как микробного, так и химического загрязнения водопроводной воды.[26]

В г. Майлы-Суу за последние 10 лет зарегистрировано более 320, а в Ноокенском районе 400 случаев брюшного тифа. Причиной является то, что канализационная система города, построенная в период 1948-1957 гг., физически изношена, происходят частые аварии и прорывы наружной сети канализации. Развитие жилищного строительства в 1970-1980 годах привело к расширению городской канализации и строительству канализационно-строительных станций, расположенных вблизи р. Майлы-Суу, функционирование которых зависит от электроснабжения. В случае отключения электроэнергии, загрязненные стоки из них сбрасываются в реку Майлуу-Суу. В 2002 году на средства города произведена прокладка водовода в п. Кок-Таш протяженностью 300 п/м, что позволило частично обеспечить водоснабжение ряда улиц поселка Кок-Таш г. Майлы-Суу.

Однако предпринимаемые меры по обеспечению устойчивой работы коммуникаций города (примитивные септики и хлораторные установки) не дают желаемого результата очистки и обеззараживания сточных вод, сбрасываемых в р. Майлуу-Суу, где более 30% населения Ноокенского района для хозяйственно-питьевых нужд употребляют воду из данного открытого водоисточника.

Согласно анализу данных, в структуре инфекционной патологии острые кишечные инфекции (ОКИ) составили 49%, в 2015 году 44%. Тем самым, по республике наблюдается рост заболеваемости вирусным гепатитом А и ОКИ.

В 2016 году зарегистрировано 33 случая брюшного тифа в Жалал-Абадской области и 2 случая в Баткенской области, а так же 1 случай паратифа в г. Ош. Основными причинами роста заболеваемости является недостаточное обеспечения населения доброкачественной питьевой водой.[27]

Необходимо осознавать каждому, как чрезвычайно важно соблюдать стандарты качества воды для защиты здоровья граждан и окружающей среды.

В связи с этим необходим контроль на каждом этапе водоснабжения, начиная с момента строительства, заканчивая эксплуатацией и техническим обслуживанием.

Отсутствие доступа к адекватным санитарным системам приводит к заражению воды и возникновению связанных с этим заболеваний.

Примечательно, что в последние годы абсолютное большинство кредитов и грантов в Кыргызской Республике взято для строительства систем водоснабжения или проведения ремонтных работ уже существующих, но не для систем водоотведения. В результате этого многие социально значимые объекты в селах принимались без ввода канализационных сетей и санитарно-гигиенических узлов, что повлекло увеличение риска возникновения заболеваний. Все это негативно влияет на уровень жизни населения.

3. Тарифы

Департамент развития питьевого водоснабжения и водоотведения при государственном агентстве архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики не является эксплуатационной организацией, которая не оказывает государственные и платные услуги населению и другим потребителям хозяйственно-питьевой воды. Эксплуатацию и техническое содержание систем питьевого водоснабжения и водоотведения осуществляют айыл өкмөту, сельские общественные объединения потребителей питьевой воды (СООППВ) и «Водоканалы» мэрии городов, которые не отчитываются перед Департаментом за свою хозяйственную деятельность.

К примеру, в Ошской области зарегистрированы 142 СООППВ. Однако лишь половина из них фактически работает. Остальная часть из-за неорганизованности работ по тарифам за питьевую воду с трудом покрывают свои расходы на электроэнергию и оплату труда работникам[28].

Такая же ситуация и в остальных областях республики. Так, в Таласской области годовой план по сбору оплаты за пользование чистой питьевой водой составил 27,7% годовых. Такие показатели не позволяют СООПВ провести элементарные ремонтные работы водонасосов.[29]

Кроме этого частая смена глав айыл окмоту и руководителей СООППВ не способствует улучшению ситуации.

Местное население, у которого придут в непригодность электрические насосы, будет вынуждены пить поверхностную воду более худшего качества, в сравнении с водой из подземных вод.

Проблема Кыргызстана не в недостатке питьевой воды, а в её управлении и рациональном использовании. Как показывает практика, не достаточно просто построить систему водоснабжения и зарегистрировать СООППВ, необходимо ставить в центр всего человеческие ресурсы, то есть наращивание потенциала человеческого ресурса и институциональное развитие СООППВ и МСУ. Так как именно эти два института являются основными партнерами в обеспечении населения питьевой водой. Укрепление социального партнерства в сфере использования питьевой воды создаст возможность для непосредственного участия больших групп населения в вопросах управления через управленческие и представительские органы СООППВ.

4. Выводы

На сегодняшний день водоснабжение в Кыргызстане оставляет желать лучшего. По состоянию на 1 февраля 2016 года, на территории Кыргызской Республики числился 1891 населенный пункт, из которых – 1805 села. В 267 селах система питьевого водоснабжения построена до 1960 года, в 595 селах – до 1990 года, в 390 селах система питьевого водоснабжения отсутствует.[30]

После ликвидации колхозов и совхозов сельские системы питьевого водоснабжения в течение более 10 лет находились в бесхозном положении, что в последующем привело к интенсивному ухудшению их технического состояния и полной остановке функционирования систем питьевого водоснабжения в большинстве сел республики.

Проблемы обеспечения доступа к чистой питьевой воде могут быть оптимально урегулированы только при наличии развитого законодательства в этой сфере, которое удовлетворяет современным требованиям и учитывает национальные интересы общества.

Истоки нынешнего кризиса с водой и санитарными услугами кроются в несовершенстве нормативной базы, больших пробелах в законодательстве, бедности, неравноправии и в неравенстве возможностей, что усугубляется социальными и экономическими проблемами: ускорением урбанизации, изменением климата, ростом загрязнения окружающей среды и истощением водных ресурсов. Так, требовалось внести изменения в принятый ранее Закон «О воде», для согласования его с «Водным кодексом», что не было сделано в полной мере. Например, в «Водный кодекс КР» были внесены изменения, согласно которым лицензии на водопользование были отменены. При этом в Законе «О воде» эти изменения не внесены (статья 16).

В ст. 49 «Классификация вод» пункты 2 и 3 противоречат друг другу: «2. Уполномоченный государственный орган по охране окружающей среды по согласованию с уполномоченным государственным санитарно-эпидемиологическим органом должен установить стандарты качества воды по каждому водному объекту, где имеется разработанная классификация воды. 3. Стандарты качества воды устанавливаются уполномоченным государственным санитарно-эпидемиологическим органом».

Неясно, какой государственный орган должен устанавливать стандарты качества питьевой воды. Уполномоченный государственный орган по охране окружающей среды по согласованию с уполномоченным государственным санитарно- эпидемиологическим органом или уполномоченный государственный санитарно-эпидемиологический орган.

Также, «Водный кодекс» не содержит отсылочных норм по применению положений Закона КР «О воде», и наоборот.

Проблема чистой питьевой воды лежит на поверхности и видна невооруженным глазом. Государству и обществу следует обратить самое серьезное внимание на решение этой проблемы.

Для поиска путей выхода из этого кризиса международное сообщество все больше осознает, что доступ к безопасной питьевой воде и санитарным услугам должен рассматриваться в контексте прав человека. Это видно из того, сколько инвестиций международные организации выделяют Кыргызстану.

Успех выполнения поставленных перед государством задач во многом зависит от поддержки населения, основного потребителя воды. Необходимо понять что, питьевая вода и жизнь – это взаимосвязанные понятия. Только там, где есть вода, есть жизнь. Вода ничем не заменима, поэтому человечество в целом зависимо от этого природного ресурса.

5. Рекомендации

Жогорку Кенешу Кыргызской Республики:

Принять меры по приведению в соответствие норм законов, регулирующих водоснабжение и водоотведение, с нормами Кодекса «О воде».

Правительству Кыргызской Республики:

1. Принять меры по увеличению финансовых средств, выделяемых из государственного бюджета для решения вопросов обеспечения населения безопасной питьевой водой.

2. Принять меры по вовлечению гражданского сообщества в процесс контроля на местах за целевым расходованием финансовых средств, направляемых для решения вопросов водоснабжения населения безопасной питьевой водой.

3. Разработать план действий по реализации Стратегии развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года, утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 28 марта 2016 года №155, с четким распределением обязательств с временными рамками.

4. Обеспечить прозрачность и подотчетность использования средств, выделенных из государственного бюджета и полученных от международных доноров для сектора питьевого водоснабжения. В целях повышения качества услуг водоснабжения и водоотведения необходимо установление жесткого контроля за целенаправленным использованием бюджетных средств и средств, предоставляемых донорами, обеспечение достоверного учета и строгой отчетности ответственных лиц о расходовании средств.

5. Включить в образовательные программы уроки по рациональному использованию водных ресурсов.

Органам местного самоуправления:

1. В пределах своей компетенции, усилить контроль за функционированием систем питьевого водоснабжения, деятельностью предприятий, эксплуатирующих эти системы, качеством питьевой воды.

2. Усилить просветительскую работу, путем проведения информационных акций среди населения по рациональному использованию питьевой воды и своевременной оплаты за нее.

Список сокращений

КР            – Кыргызская Республика

ПКР         – Правительство Кыргызской Республики

ППКР      – Постановление Правительства Кыргызской Республики

МИД       – Министерство иностранных дел Кыргызской Республики

МСУ        – Местное самоуправление

АБР         – Азиатский банк развития

СООПВ  – Сельские общественные объединения потребителей питьевой воды

 


[1] Из интервью директора Департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора Минздрава КР Т. Исакова.

Подробнее: http://www.vesti.kg/index.php?option=com_k2&view=item&id=43139&Itemid=80#ixzz4p3Bo7P8V

[2] Утверждена Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 28 марта 2016 года №155

[3] Замечание общего порядка Комитета ООН – юридическое толкование норм, закрепленных в соответствующем международном договоре по правам человека.

[4] Специальный доклад подготовлен в соответствии с п. 7 статьи 11 Закона Кыргызской Республики «Об Омбудсмене (Акыйкатчы) Кыргызской Республики.

[5] Договорные органы ООН – Комитеты ООН, созданные на основе международных договоров по правам человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенцию о защите прав трудящихся-мигрантов и всех членов их семей, Конвенцию о правах ребенка и иные.

[6] Ст. 22 Всеобщей Декларации Прав Человека

[7] Постановление ПКР №548 от 24.09.17 г.

[8] Ответ Генеральной прокуратуры Исх. №11/1-3 от 15.11.17 г.

[9] Ответ Счетной Палаты КР Исх. №01-15/1477 от 09.11.17 г.

[10] Информация предоставленная со стороны Счетной палаты КР 09.11.17 г. за №01-15/1477.

[11] Информация предоставленная со стороны Счетной палаты КР 09.11.17 г. за №01-15/1477.

[12] Информация предоставленная со стороны Счетной палаты КР 09.11.17 г. за №01-15/1477.

[13] Ст. 3 Закона КР «О питьевой воде»№33 от 25.03.99 г.

[14] Стратегия развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов КР до 2026 года

[15] Согласно результатам исследований, проведенных Агентством развития и инвестирования сообществ Кыргызской Республики (далее – АРИС)

[16] Стратегия развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов КР до 2026 года.

[17] Данные полномочного представителя Правительства КР в Нарынской области исх. №03-05/722 от 19.04.2017 г.

[18] Данные полномочного представителя Правительства КР в Таласской области исх. №08-17-15/705 от 12.04.2017 г.

[19] Данные полномочного представителя Правительства КР в Иссык-Кульской области исх.№3/7-858 от 10.04.2017

[20] Данные полномочного представителя Правительства КР в Баткенской области исх. №13-03/759 от 4.04.2017 г.

[21] Данные полномочного представителя Правительства КР в Ошской области исх. №03/390 от 13.04.2017 г.

[22] Ответ муниципальной администрации мэрии г.Бишкек по Ленинскому административному району исх.№АК03/11-977 от 26.07.17 г.

[23] «Стратегия развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года » утверждена Постановлением Правительства Кыргызской Республики за №155 от 28.03.2016 г.

[24] Утверждена Постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики от 18 декабря 2013 года №3694-V.

[25] Стратегии развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года, утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 28 марта 2016 года № 155

[26] Данные Департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора. Исх. №08/2-2-641 от 03.04.17 г.

[27] Стратегии развития систем питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики до 2026 года, утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 28 марта 2016 года №155

[28] Данные полномочного представителя Правительства КР в Ошской области исх. №03/390 от 13.04.2017 г.

[29] Данные полномочного представителя Правительства КР в Таласской области исх. №08-17-15 от 14.04.2017 г.

[30] Согласно информации предоставленной в программе развития питьевого водоснабжения и водоотведения населенных пунктов Кыргызской Республики на 2014-2024 годы утверждена Постановлением ПКР №548 от 24.09.17 г.