Акты реагирования - Ombudsman
Размер шрифта
Интервал
Изображения

Логотип Института Омбудсмена (Акыйкатчы) Кыргызской Республики

Акыйкатчы (Омбудсмен) Кыргызской Республики
Парламентский контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Кыргызской Республике осуществляется Акыйкатчы (Омбудсменом)
 
 

Генеральная прокуратура
Кыргызской Республики 

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

(о возбуждении дисциплинарного производства)

Основанием для настоящего представления послужили нарушения требований законодательства Кыргызской Республики, допущенные в представлении об устранении нарушений нормативного правового акта (зарегистрированного за исх. №11-03-2/16 от 12.04.16г.), вынесенного исполняющим обязанности прокурора Жети-Огузского района К.Байдылдаевым (далее - Представление), выражающиеся в нижеследующем.

В описательно-мотивировочной части Представления сообщается о виновности адвоката Бейшеева Камбарбека Арзыбаевича в причинении тяжкого вреда здоровью несовершеннолетней Жанышевой Мунаре Эркинбековне (26 ноября 2000 года рождения), которое произошло 26 января 2016 года примерно в 11.00 часов дня.

Тем самым, в Представлении утверждается о непосредственной причастности и виновности К. Бейшеева в совершении преступления, предусмотренного статьей 104 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

Однако считаю, что факты, изложенные в данном Представлении, не соответствуют действительности и более того, искажают ее, по нижеследующим основаниям.

Во-первых, в соответствии с требованиями статьи 26 Конституции Кыргызской Республики, каждый считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением. Нарушение этого принципа является основанием для возмещения через суд материального и морального вреда.

Однако соответствующими компетентными органами вина К. Бейшеева даже не устанавливалась.

Тем самым, Представление (в котором содержатся обвинения в совершении К. Бейшеевым вышеуказанного преступления) выносилось не только при отсутствии обвинительного судебного акта, но и даже при отсутствии возбужденного уголовного дела.

Так например, Представление было вынесено в тот же день (12 апреля 2016 года), когда по этому же факту и тем же материалам помощником прокурора Джети-Огузского района А. Акимбаевым было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании пункта 2 части 1 статьи 28 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики (далее – УПК КР), то есть в связи с отсутствием в совершенном деянии состава преступления.

При этом со стороны прокуратуры Иссык-Кульской области была подтверждена законность и обоснованность вынесения вышеуказанного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (копия письма Прокурора Иссык-Кульской области М. Айдарбекова за исх.11-84/16 от 18.07.16г., прилагается).

Во-вторых, в Представлении (которое было вынесено на основании заявления А. Омуркожоевой, поданного в прокуратуру Жети-Огузского района) утверждается о том, что в момент причинения психологической травмы (а именно 26 января 2016 года примерно в 11.00 часов дня) Жанышева Мунара Эркинбековна находилась вместе со своей матерью А. Омургожоевой у себя дома (то есть по месту своего постоянного проживания).

В данном контексте, следует констатировать тот факт, что работники прокуратуры Джети-Огузского района (при проведении проверочных мероприятий и изложении доводов, указанных в Представлении), основывались лишь на показаниях заявительницы А.Омургожоевой и членов ее семьи, но при этом не опрашивались и не принимались во внимание доводы иных участников инцидента (о котором идет речь в Представлении), произошедшего 26 января 2016 года в 11.00 часов – в частности С. Албаковой, К. Орозалиевой и К. Бейшеева, которые утверждают, что Жанышева Мунара Эркинбековна вообще отсутствовала в момент вышеупомянутого инцидента, следовательно по этим данным ни о каком-либо причинении вреда её здоровью вообще не может и речи быть.     

Более того, в Акте, составленном 2 сентября 2016 года непосредственно преподавателями средней общеобразовательной школы имени К. Саалиева (где обучается  Жанышева Мунара Эркинбековна), подтверждается факт того, что Жанышева Мунара Эркинбековна 26 января 2016 года в дневное время с 8.00 часов до 12 часов 10 минут безотрывно находилась в вышеупомянутой школе на учебных занятиях, получая при этом соответствующие оценки.

В частности, с 10 часов 35 минут до 11 часов 20 минут (когда якобы
К. Бейшеев совершал противоправные действия, повлекшие причинение вреда  здоровью) Жанышева Мунара Эркинбековна безотрывно находилась на учебном занятии по предмету – физика, при проведении которого она получила оценку – 3, т.е. удовлетворительно (копии Акта от 02.09.16г., а также соответствующие страницы классного Журнала с оценками, прилагаются).

Таким образом, факты, изложенные в заявлении А. Омуркожоевой (по поводу якобы причинения вреда здоровью М. Жанышевой) и иные вышеперечисленные показания – имеют прямые противоречия друг другу.

Обобщая вышесказанное, хотелось бы отметить, что все вышеперечисленные доводы, изложенные в Представлении носят весьма поверхностный и односторонний характер, что не соответствует требованиям статьи 19 УПК КР, в соответствии с которыми работники прокуратуры при исследовании вышеупомянутых материалов о причинении тяжкого вреда здоровью обязаны были провести всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, то есть выявить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого, обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие их ответственность обстоятельства.

О несостоятельности вышеперечисленных обвинений, изложенных в Представлении свидетельствует и решение Комиссии по этике Адвокатуры Кыргызской Республики от 28 июня 2016 года, в соответствии с которым (при рассмотрении вышеупомянутого Представления) было отказано в возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката К.А.Бейшеева, в связи с отсутствием в его действиях дисциплинарного проступка (копия решения Комиссии по этике Адвокатуры Кыргызской Республики от 28 июня 2016 года, прилагается).

На основании вышеизложенного, учитывая тот факт, что в Представлении были допущены грубейшие нарушения требований Конституции и законодательства Кыргызской Республики, а также руководствуясь статьей 108 Конституции Кыргызской Республики, пунктом 14 статьи 8, статьей 8-2, частями 1 и 4 статьи 12 Закона «Об Омбудсмене (Акыйкатчы) Кыргызской Республики», прошу рассмотреть вопрос о возбуждении дисциплинарного производства в отношении сотрудника прокуратуры Джети-Огузского района К. Байдылдаева, вынесшего вышеупомянутое Представление.

О результатах рассмотрения просьба сообщить в наш адрес в установленный законом срок.

P. S. В случае не предоставления ответа (в срок), предоставления немотивированного отказа или неполного ответа, либо не по существу поставленных вопросов – информация, обозначенная в настоящем акте реагирования (с указанием должностных лиц), будет изложена в ежегодном или специальном докладе Акыйкатчы (Омбудсмена) о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в Кыргызской Республике, который в соответствующем порядке будет представляться в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики.

Акыйкатчы (Омбудсмен)                                                       К. Т. Оторбаев

Председателю
Дисциплинарной комиссии
при Совете судей
Кыргызской Республики
Токтомамбетову Э.Б.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

  о возбуждении дисциплинарного производства

        На имя Акыйкатчы (Омбудсмена) Кыргызщской Республики с заявлением обратилась Ещенко Л.В в интересах Омурзакова Д.Т. с жалобой на нарушения допущенные председателем Свердловского районного суда г.Бишкек Ж.Б. Ибраимовой при рассмотрении гражданского дела по иску Омурзаковой Айсады к Омурзакову Данияру о взыскании денежных средств в размере 2 мил. 172 тыс. 260 сомов.

        Изучив заявление и приложенные к нему документы следует, что председатель Свердловского районного суда г.Бишкек Ж.Б.Ибраимова при рассмотрении вышеуказанного дела допустила нижеследующие нарушения Гражданско-процессуального кодекса Кыргызской Республики от 29 декабря 1999 года (далее - ГПК КР).

        1. Ж.Б. Ибраимова принимает исковое заявление без учета норм и требований излагаемых в пункте 5 части 2 статьи 132 и пункте 4 статьи 133 ГПК КР, поскольку к обозначенному исковому заявлению не прилагалось доказательной базы, в частности документов, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

        В связи с чем, Ж.Б. Ибраимова в соответствии с требованиями статьи 137 ГПК КР должна была вынести определение об оставлении искового заявления без движения, с указанием срока для исправления недостатков.

        Однако, судьей Ж.Б. Ибраимовой этого сделано не было, в связи с чем сторона ответчик – Омурзаков Данияр в соответствии с положениями статьи 35 ГПК КР 13 июля 2017 года в ходе судебного заседания заявил ходатайство (датированное 12.07.17г.) об оставлении искового заявления без движения.

        Вместе с тем, судья Ж.Б. Ибраимова вынесла определение об отказе в удовлетворении вышеупомянутого ходатайства Д. Омурзакова лишь 7 сентября 2017 года (т.е. более чем через полутора месяца со дня заявленного ходатайства). Тогда как, судебные заседания проводились не только 13 июля 2017 года, но и 15 августа 2017 года.

        Необходимо отметить, что исходя из смысла, содержащегося в статье 167 ГПК КР ходатайства лиц, участвующих в деле, разрешаются определениями суда сразу после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, однако этого сделано не было.

        2. Как уже было сказано выше, в вышеупомянутом ходатайстве излагалась просьба об оставлении искового заявления без движения. Обоснованность данного ходатайства связана с отсутствием договора поручения, который в соответствии с требованиями статьи 803 Гражданского кодекса КР должен заключаться только в письменной форме.

        Однако, несмотря на отсутствие письменного договора поручения судья Ж.Б. Ибраимова вынесла определение от 7 сентября 2017 года в котором отказывает в удовлетворении обозначенного ходатайства ответчика ссылаясь на предоставленную в судебном заседании надлежаще заверенную доверенность от 1.04.2015г., выданную истцом Омурзаковой А. на имя ответчика Омурзакова Д.Т.

        Тем самым, судья Ж.Б. Ибраимова вышеуказанную доверенность посчитала за договор поручения.

        В данном контексте важно отметить, что договор поручения и доверенность являются абсолютно разными правовыми документами, которые никак не могут подменять друг друга.

        В частности, договор поручения – это двухсторонний, взаимный договор, который регулирует отношения между сторонами. Доверенность же – это, прежде всего односторонняя сделка. Как документ, она выступает доказательством для третьих лиц, подтверждающим, что у представителя действительно имеются полномочия на совершение юридических действий от имени представляемого.

        Кроме того, необходимо отметить, что вышеуказанная доверенность не содержала обязательств по возврату представителем полученных денежных средств представляемому.

        3. 26 сентября 2017 года ответчик Омурзаков Д. и его представитель по доверенности Ещенко Л.В. в соответствии с положениями статьи 232 ГПК КР обратились в суд с заявлением об ознакомлении с материалами обозначенного гражданского дела и снять копии.

        После чего, 28 сентября 2017 года сторона ответчика получила возможность ознакомиться с материалами дела. Однако, при ознакомлении они обнаружили, что в материалах данного дела отсутствуют протоколы всех судебных заседаний (которых было семь и проводились в период с 5 июля по 14 сентября 2017 года), о чем сторона ответчика поставила в известность судью Ж. Ибраимову заявлением от 28.09.17г.; 29.09.17г., 02.10.17г., 04.10.17г. Согласно имеющейся в деле расписке ответчики ознакомились с материалами дела лишь 5 октября 2017 года (из-за отсутствия в материалах дела протоколов всех судебных заседаний и описи материалов дела).

        Из представленных заявителем копий протоколов очевидно нарушение требований Гражданско-процессуального кодекса КР, а именно:

        - пункта 15 части 2 статьи 230 ГПК КР, поскольку во всех протоколах отсутствует дата изготовления протоколов судебных заседаний;

        - части 3 статьи 231 ГПК КР, в соответствии с которой протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания;

        - части 5 статьи 231 ГПК КР, в соответствии с которой каждый протокол судебного заседания подписывается председательствующим и секретарем судебного заседания, чего сделано не было.

        4. Согласно описи в деле отсутствует заявление истцов об обеспечении иска, однако, судьей вынесено определение (от 23.06.17г.) о наложении ареста на квартиру, расположенную по адресу: г. Бишкек ул. Кольбаева д.35 кв. 29. Данный факт является нарушением требований статьи 142 ГПК КР, которая гласит, что определение суда об обеспечении иска выносится лишь на основании заявления поданного, поданного участниками судебного процесса.

        На основании вышеизложенного, руководствуясь статьей 108 Конституции Кыргызской Республики, статьей 8-2 Закона «Об Омбудсмене (Акыйкатчы) Кыргызской Республики» вношу настоящее представление о необходимости привлечения к дисциплинарной ответственности председателя Свердловского районного суда г.Бишкек Ж.Б. Ибраимову за допущенные ею вышеперечисленные нарушения требований законодательства Кыргызской Республики.

        Приложение (в копиях):

  1. Исковое заявление от 23.06.17г.;
  2. Ходатайство от 12.07.17г.;
  3. Определение Свердловского районного суда г. Бишкек от 7.09.17г.;
  4. Доверенность от 1.04.2015г.;
  5. Протоколы судебных заседаний;
  6. Опись материалов дела;
  7. Заявления (от 26.09.17г., от 27.09.17г., от 28.09.17г., от 29.09.17г., от 02.10.17г., от 04.10.17г.) ответчиков о предоставлении материалов дела для ознакомления;
  8. Расписка об ознакомлении с материалами дела от 05.10.17г.;
  9. Определение о наложении ареста от 23.06.17г.

Акыйкатчы (Омбудсмен)                                         К.Т. Оторбаев